marusja: (Default)
Этот фильм вовсе не про преданную жену, построившую мавзолей; artemisia - это, как я понимаю, полынь. Тайваньское кино про вдову, которая воспитала двоих детей и теперь мечтает, что они выйдут наконец в люди, обзаведутся семьями и будут жить все вместе (местная особенность: агент по продаже недвижимости рекламирует квартиры "для трёх поколений" или "для четырёх поколений"). Действительность оказывается, как вы понимаете, не такой радужной. Сын, к примеру, гей (хорошенькие тайваньские мальчики, кстати, выглядят удивительно молодо - я думала, герою лет 18, а потом его возлюбленный указал, что ему под 30), а дочь... в общем, не буду я дальше спойлерствовать. Кино, с одной стороны, очень простое, а с другой - общечеловеческие истории тоже надо уметь снимать, и девушка-режиссер Hsiu-Chiung Chiang, бывшая актриса, это делает хорошо.
...В коллекцию необязательных знаний: жители Тайваня не любят жителей mainland, считая их ниже себя.
marusja: (Default)
Этот фильм вовсе не про преданную жену, построившую мавзолей; artemisia - это, как я понимаю, полынь. Тайваньское кино про вдову, которая воспитала двоих детей и теперь мечтает, что они выйдут наконец в люди, обзаведутся семьями и будут жить все вместе (местная особенность: агент по продаже недвижимости рекламирует квартиры "для трёх поколений" или "для четырёх поколений"). Действительность оказывается, как вы понимаете, не такой радужной. Сын, к примеру, гей (хорошенькие тайваньские мальчики, кстати, выглядят удивительно молодо - я думала, герою лет 18, а потом его возлюбленный указал, что ему под 30), а дочь... в общем, не буду я дальше спойлерствовать. Кино, с одной стороны, очень простое, а с другой - общечеловеческие истории тоже надо уметь снимать, и девушка-режиссер Hsiu-Chiung Chiang, бывшая актриса, это делает хорошо.
...В коллекцию необязательных знаний: жители Тайваня не любят жителей mainland, считая их ниже себя.
marusja: (Default)
Документальное кино про то, как режиссёр Gael Metroz путешествовал в одиночку с камерой - сначала по следам книги известного швейцарского путешественника и писателя Nicolas Bouvier, а потом просто куда глаза глядят, вместе со встреченными им по дороге кочевниками и затерянными племенами (калашами, например, или потом цыганами в Индии). Очень эффектные съемки сопровождаются закадровым комментарием режиссёра, который периодически философствует в том духе, что возвращаться труднее, чем уезжать. Удивительное ощущение мира без границ (правда, в какой-то момент - не то в Афганистане, не то в Китае - режиссер спохватывается, что у него нет визы) и без времени.
marusja: (Default)
Документальное кино про то, как режиссёр Gael Metroz путешествовал в одиночку с камерой - сначала по следам книги известного швейцарского путешественника и писателя Nicolas Bouvier, а потом просто куда глаза глядят, вместе со встреченными им по дороге кочевниками и затерянными племенами (калашами, например, или потом цыганами в Индии). Очень эффектные съемки сопровождаются закадровым комментарием режиссёра, который периодически философствует в том духе, что возвращаться труднее, чем уезжать. Удивительное ощущение мира без границ (правда, в какой-то момент - не то в Афганистане, не то в Китае - режиссер спохватывается, что у него нет визы) и без времени.
marusja: (Default)
Документальное кино про заброшенные и не очень калифорнийские города, названия большей части которых я вообще ни разу не слышала. Это скорее фотоальбом с отвлечёнными комментариями, чем фильм в буквальном смысле слова; заканчивается Силиконовой долиной, и непонятно - не то это альтернатива, не то мрачное предсказание.
marusja: (Default)
Документальное кино про заброшенные и не очень калифорнийские города, названия большей части которых я вообще ни разу не слышала. Это скорее фотоальбом с отвлечёнными комментариями, чем фильм в буквальном смысле слова; заканчивается Силиконовой долиной, и непонятно - не то это альтернатива, не то мрачное предсказание.
marusja: (Default)
Удивительное итальянское кино про жизнь, старость, любовь к людям и любовь к еде. Рим, август, все уехали к морю отмечать праздник ferragosto, и среди немногих оставшихся в городе - немолодой холостяк Джанни и его старая мама, за которой он ухаживает (и читает ей на ночь "Трёх мушкетёров"). Джанни ходит по утрам за продуктами, выпивает бокал белого вина, обсуждая со своим приятелем Викингом редких туристов ("как будто их отбеливали!"); он эстет и покупает дорогое шабли (20 с лишним евро бутылка!), в то время как счета за коммунальные услуги у него не оплачены года за три. Поэтому ему трудно отказаться, когда комендант здания предлагает простить долги за то, что Джанни приютит на праздники его маму, а заодно и тётю. (Ни один итальянский мужчина не может оставить свою mamma в одиночестве, но им тоже хочется отдохнуть). Свою престарелую родственницу приводит ещё и знакомый доктор - в общем, герой оказывается в окружении старушек, которые одновременно ведут себя дети и как по-прежнему полные огня женщины; они рассуждают о том, что д'Артаньян им не нравится ("никогда не любила мужчин с носом с горбинкой!"), требуют запрещённый заботливым доктором пармезан, сбегают ночью курить в кафе, немножко ссорятся из-за телевизора, гадают друг другу по руке и в конце концов собираются за пиром в честь ferragosto.
marusja: (Default)
Удивительное итальянское кино про жизнь, старость, любовь к людям и любовь к еде. Рим, август, все уехали к морю отмечать праздник ferragosto, и среди немногих оставшихся в городе - немолодой холостяк Джанни и его старая мама, за которой он ухаживает (и читает ей на ночь "Трёх мушкетёров"). Джанни ходит по утрам за продуктами, выпивает бокал белого вина, обсуждая со своим приятелем Викингом редких туристов ("как будто их отбеливали!"); он эстет и покупает дорогое шабли (20 с лишним евро бутылка!), в то время как счета за коммунальные услуги у него не оплачены года за три. Поэтому ему трудно отказаться, когда комендант здания предлагает простить долги за то, что Джанни приютит на праздники его маму, а заодно и тётю. (Ни один итальянский мужчина не может оставить свою mamma в одиночестве, но им тоже хочется отдохнуть). Свою престарелую родственницу приводит ещё и знакомый доктор - в общем, герой оказывается в окружении старушек, которые одновременно ведут себя дети и как по-прежнему полные огня женщины; они рассуждают о том, что д'Артаньян им не нравится ("никогда не любила мужчин с носом с горбинкой!"), требуют запрещённый заботливым доктором пармезан, сбегают ночью курить в кафе, немножко ссорятся из-за телевизора, гадают друг другу по руке и в конце концов собираются за пиром в честь ferragosto.
marusja: (Default)
Аргентинское кино про заторможенного растрёпанного молодого человека, который пишет сценарий, наряжается в костюм мультипликационного героя для детских вечеринок, боится привратника и вообще какой-то забитый жизнью; в довершение всего, его покровительственно настроенный друг пишет с него героя популярного сериала The Paranoids, не потрудившись даже изменить имя. Очень любопытно сделана всё-таки наступающая критическая конфронтация (не с привратником, нет), которая происходит не лицом к лицу, а через компьютерную игру.
Я долго думала, чего же мне не хватало в этой всей истории; наверное - какой-то более внятной основы, объяснения, background'а, наконец. Но самое конечно прекрасное - это смотреть после фильма на режиссёра, который выходит на сцену, - такой же растрёпанный, нервный, бормочущий, при этом невероятно обаятельный - и очень-очень похожий на своего персонажа. Почему-то очень утешительно видеть, как люди собственные слабости превращают в творческий материал.
marusja: (Default)
Аргентинское кино про заторможенного растрёпанного молодого человека, который пишет сценарий, наряжается в костюм мультипликационного героя для детских вечеринок, боится привратника и вообще какой-то забитый жизнью; в довершение всего, его покровительственно настроенный друг пишет с него героя популярного сериала The Paranoids, не потрудившись даже изменить имя. Очень любопытно сделана всё-таки наступающая критическая конфронтация (не с привратником, нет), которая происходит не лицом к лицу, а через компьютерную игру.
Я долго думала, чего же мне не хватало в этой всей истории; наверное - какой-то более внятной основы, объяснения, background'а, наконец. Но самое конечно прекрасное - это смотреть после фильма на режиссёра, который выходит на сцену, - такой же растрёпанный, нервный, бормочущий, при этом невероятно обаятельный - и очень-очень похожий на своего персонажа. Почему-то очень утешительно видеть, как люди собственные слабости превращают в творческий материал.
marusja: (Default)
Великое пришествие Карлоса Куарона и Диего Луны (обещанный Гаэль Гарсиа Берналь не приехал) было вчера и мы на него не попали, но сегодня просто посмотрели фильм. Как название перевести, я даже не представляю - "Гадкий и сладкий", что ли? Кино про двух братьев; Рудо - непробиваемый вратарь, а Курси гениально забивает голы, но душа его стремится к музыкальной карьере. Их находит агент и перевозит играть в футбол в Мехико; но грязные (обыденно так) околофутбольные махинации и соблазны большого города оказываются не очень по зубам людям, которые до этого занимались погрузкой бананов.
Кино очень хорошее и совершенно ужасно грустное (при обманчиво смешном начале).
В связи с будущим прокатом / будут спойлеры под катом )
...Футбола, кстати, почти не показывают (не хватило денег на дублеров или решили не связываться с местными коррумпированными командами?); в основном вместо происходящего на поле - либо реакция зрителей, либо серьезный Диего Луна на воротах.
P.S. Версия [livejournal.com profile] saul_paradise.
marusja: (Default)
Великое пришествие Карлоса Куарона и Диего Луны (обещанный Гаэль Гарсиа Берналь не приехал) было вчера и мы на него не попали, но сегодня просто посмотрели фильм. Как название перевести, я даже не представляю - "Гадкий и сладкий", что ли? Кино про двух братьев; Рудо - непробиваемый вратарь, а Курси гениально забивает голы, но душа его стремится к музыкальной карьере. Их находит агент и перевозит играть в футбол в Мехико; но грязные (обыденно так) околофутбольные махинации и соблазны большого города оказываются не очень по зубам людям, которые до этого занимались погрузкой бананов.
Кино очень хорошее и совершенно ужасно грустное (при обманчиво смешном начале).
В связи с будущим прокатом / будут спойлеры под катом )
...Футбола, кстати, почти не показывают (не хватило денег на дублеров или решили не связываться с местными коррумпированными командами?); в основном вместо происходящего на поле - либо реакция зрителей, либо серьезный Диего Луна на воротах.
P.S. Версия [livejournal.com profile] saul_paradise.
marusja: (Default)
Афганское кино про таксиста в Кабуле, который опрометчиво подвёз даму под покрывалом. Дама оставила у него на заднем сиденье грудного ребёнка, и весь фильм таксист пытается либо найти незадачливую мамашу, либо куда-то пристроить малыша. Ребёнок при этом мальчик; у таксиста рождаются одни дочери, и он по этому поводу страшно переживает, хотя на словах человек современный - выступает против покрывал, бород и Талибана. Война только что отступила, на улицах патрули и комендантский час, "пароль - Кабул, отзыв - Калашников". Режиссёр - бывший документалист, поэтому лучше всего в фильме смотрятся просто уличные сценки в Кабуле: пыльный рынок, хаотическое дорожное движение, голуби над городом.
marusja: (Default)
Афганское кино про таксиста в Кабуле, который опрометчиво подвёз даму под покрывалом. Дама оставила у него на заднем сиденье грудного ребёнка, и весь фильм таксист пытается либо найти незадачливую мамашу, либо куда-то пристроить малыша. Ребёнок при этом мальчик; у таксиста рождаются одни дочери, и он по этому поводу страшно переживает, хотя на словах человек современный - выступает против покрывал, бород и Талибана. Война только что отступила, на улицах патрули и комендантский час, "пароль - Кабул, отзыв - Калашников". Режиссёр - бывший документалист, поэтому лучше всего в фильме смотрятся просто уличные сценки в Кабуле: пыльный рынок, хаотическое дорожное движение, голуби над городом.
marusja: (Default)
Программа короткометражек, менее удачная, чем предыдущая, но всё равно любопытная.
* 575 Castro St.; режиссер Дженни Олсон снимала в бывшем фотомагазине Харви Милка, который был восстановлен для съемок гасвансэнтовского фильма. На фоне статичных интерьеров (коллекция подтяжек, бумаги; по стенам мелькают тени проезжающих машин) звучит запись с предсмертной кассеты Милка, который, как сказала режиссер, был отличным оратором (и она права; you gotta give 'em hope до сих пор впечатляет), но не знал, как держать микрофон, поэтому запись со всякими там скрипами и помехами.
* Zietek; польский фильм про скульптора-любителя, вырезающего и раскрашивающего деревянных женщин. Он ласкает их, наряжает в старое платье жены (старой женщины, которая молча смотрит на это из кухни), и в какой-то момент ему кажется, что скульптуры оживают. Все деревянные женщины - panenki - перечислены в титрах поименно.
* The Lake; израильское кино про братьев и чудо-рыбу-кита; ну я не знаю. Ужасно привязчивая телефонная мелодия у младшего брата - про ring ring ring ring ring banana phone!
* The Conscience of Nhem En; про зверства красных кхмеров в Камбодже. Страшно. Среди интервьюируемых - человек, который фотографировал всех, кого кхмеры свозили в тюрьму и потом пытали и убивали. Фотограф. Тот самый Nhem En из названия. "Я просто делал снимки. Это была необходимая работа, потому что мы должны были задокументировать, кем были наши враги... Я не подходил к пыточной, я не знал, что там происходило; у них была своя работа, у меня своя". И параллельно - беседы с людьми, которым удалось выжить; особенно почему-то потрясает, что неграмотных крестьян спрашивали, на кого они работают - на ЦРУ или КГБ, а они даже не знали этих аббревиатур. Впрочем, если бы и знали - какая была бы разница.
* Next Floor; канадская абсурдистская короткометражка про сытно обедающих граждан (они едят мясо! много мяса!), которые со столом вместе проваливаются на этаж ниже. А потом ещё ниже. И ещё. И продолжают есть. Dude, I've got it: unlimited consumption is bad, baaad!
* Konvex-T; с этого я сбежала, т.к. пора было на учёбу.
marusja: (Default)
Программа короткометражек, менее удачная, чем предыдущая, но всё равно любопытная.
* 575 Castro St.; режиссер Дженни Олсон снимала в бывшем фотомагазине Харви Милка, который был восстановлен для съемок гасвансэнтовского фильма. На фоне статичных интерьеров (коллекция подтяжек, бумаги; по стенам мелькают тени проезжающих машин) звучит запись с предсмертной кассеты Милка, который, как сказала режиссер, был отличным оратором (и она права; you gotta give 'em hope до сих пор впечатляет), но не знал, как держать микрофон, поэтому запись со всякими там скрипами и помехами.
* Zietek; польский фильм про скульптора-любителя, вырезающего и раскрашивающего деревянных женщин. Он ласкает их, наряжает в старое платье жены (старой женщины, которая молча смотрит на это из кухни), и в какой-то момент ему кажется, что скульптуры оживают. Все деревянные женщины - panenki - перечислены в титрах поименно.
* The Lake; израильское кино про братьев и чудо-рыбу-кита; ну я не знаю. Ужасно привязчивая телефонная мелодия у младшего брата - про ring ring ring ring ring banana phone!
* The Conscience of Nhem En; про зверства красных кхмеров в Камбодже. Страшно. Среди интервьюируемых - человек, который фотографировал всех, кого кхмеры свозили в тюрьму и потом пытали и убивали. Фотограф. Тот самый Nhem En из названия. "Я просто делал снимки. Это была необходимая работа, потому что мы должны были задокументировать, кем были наши враги... Я не подходил к пыточной, я не знал, что там происходило; у них была своя работа, у меня своя". И параллельно - беседы с людьми, которым удалось выжить; особенно почему-то потрясает, что неграмотных крестьян спрашивали, на кого они работают - на ЦРУ или КГБ, а они даже не знали этих аббревиатур. Впрочем, если бы и знали - какая была бы разница.
* Next Floor; канадская абсурдистская короткометражка про сытно обедающих граждан (они едят мясо! много мяса!), которые со столом вместе проваливаются на этаж ниже. А потом ещё ниже. И ещё. И продолжают есть. Dude, I've got it: unlimited consumption is bad, baaad!
* Konvex-T; с этого я сбежала, т.к. пора было на учёбу.
marusja: (Default)
Киноверсия популярного британского сериала и сатирическая комедия о том, как лондонские и вашингтонские политики разбирались с идеей вторжения в Ирак. Жанр совсем не мой, но смотрится хорошо. Все, конечно, либо придурки, либо маньяки, либо жадная до карьеры молодёжь; главный герой - министр иностранных дел, который сказал, что вторжение в Ирак is unforeseeable; все пытаются понять, что же он имел в виду, а он и сам не очень понимает. Очень прикольный американский генерал (Джеймс Гандольфини), который говорит, например: "You don't want to go to war unless you have to. It's like France".
И ругаются все исключительно цветисто.
marusja: (Default)
Киноверсия популярного британского сериала и сатирическая комедия о том, как лондонские и вашингтонские политики разбирались с идеей вторжения в Ирак. Жанр совсем не мой, но смотрится хорошо. Все, конечно, либо придурки, либо маньяки, либо жадная до карьеры молодёжь; главный герой - министр иностранных дел, который сказал, что вторжение в Ирак is unforeseeable; все пытаются понять, что же он имел в виду, а он и сам не очень понимает. Очень прикольный американский генерал (Джеймс Гандольфини), который говорит, например: "You don't want to go to war unless you have to. It's like France".
И ругаются все исключительно цветисто.
marusja: (Default)
Фестивальный фильм закрытия, я смотрела на пресс-показе. Очередное кино из серии "молодёжь тусуется по Европе, ходит по клубам, слушает музыку и спит с кем получится". Очень симпатичный мальчик ищет папу и непонятно, хочет ли найти; не очень симпатичная девушка ищет сама не знает чего и играет в загадки с кавалерами. Постель как метафора дома, или же отсутствия его, временности и неопределенности. Девушка наклеивает в дневник фотографии постелей, в которых она проводила время.
Жалко, что Polaroid перестал выпускать свой самый популярный фотоаппарат - такой киношный девайс пропадает. Представляете себе, например, Memento... и без Polaroid'а.
...Да, там ещё песенка в конце той же Kimya Dawson, которая написала половину саундтрека к Juno.
marusja: (Default)
Фестивальный фильм закрытия, я смотрела на пресс-показе. Очередное кино из серии "молодёжь тусуется по Европе, ходит по клубам, слушает музыку и спит с кем получится". Очень симпатичный мальчик ищет папу и непонятно, хочет ли найти; не очень симпатичная девушка ищет сама не знает чего и играет в загадки с кавалерами. Постель как метафора дома, или же отсутствия его, временности и неопределенности. Девушка наклеивает в дневник фотографии постелей, в которых она проводила время.
Жалко, что Polaroid перестал выпускать свой самый популярный фотоаппарат - такой киношный девайс пропадает. Представляете себе, например, Memento... и без Polaroid'а.
...Да, там ещё песенка в конце той же Kimya Dawson, которая написала половину саундтрека к Juno.

Profile

marusja: (Default)
Marusja

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9 101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 10:01 pm
Powered by Dreamwidth Studios